?

Log in

No account? Create an account

Пограничное · состояние...


и это тоже пройдёт...

Свежие записи · Архив · Друзья · Личная информация

* * *
Дождь в Питере вначале июня.

В самом начале июня мы с мамой приехали в Питер. Когда-то она родилась в этом городе, потом служила актрисой в театре. У нее осталась маленькая комната в театральном общежитии на Малом проспекте Васильевского острова. Я закончила шестой класс и мне, в принципе, было все равно куда ехать. В Нарву, в Питер, в Красноярск, куда угодно, только дальше от Москвы, дальше от Тушино, дальше от подруг, которые звали гулять, дальше от привычных улиц и дворов, в которых мы привыкли собираться. Дальше от тех мест, где я могла встретиться с ним. Дальше от той скамейки, подходя к которой, я видела его короткостриженный затылок.
Мама открыла дверь квартиры огромным ключом похожим на пилу. В коридоре было темно и пахло сыростью и пылью. Соседи уехали на гастроли, и мы с мамой оказались в этой коммунальной квартире одни. Когда мы открыли дверь в мамину комнату, то увидели, что большой кусок потолочной штукатурки лежит на полу. Большая белая клякса в центре и множество белых брызг по всему полу, на кровати, на стульях, на старинном трельяже в в стиле модерн с поседевшей амальгамой старых зеркал. На фарфоровом Пьеро, которого мама привезла из Парижа, прислонившемся спиной к запыленному стеклу.
Весь остаток дня мы мы мыли и чистили комнату, в которой не были уже два года.
Пыль и сырость пропитали все вещи, все книги, паркет. Окна, отсырев, не хотели открываться. Дверь тяжело скрежетала, а матрас был настолько холодным, что нам пришлось постелить на него привезенное с собой одеяло, а спать под выглаженной горячим утюгом простыней, в обнимку, чтобы не замерзнуть.
Всю следующую неделю мама встречалась с друзьями. Я плохо помню, о чум они говорили, потому что мне не хотелось их слушать. Потом мы ходили в Русский музей в корпус Бенуа, на выставку художников Мира Искусства. Эту выставку я тоже помню плохо, хотя мама все время повторяла, что это великие мастера и обращала мое внимание то на одну, то на другую картину. Не было интересно. Только запомнились черно-серые вороны на сером снегу и глубокие серые тени.
Мы вечером возвращались домой, мама сказала:
- Смотри какой светлый вечер. И свет жемчужный. Те, кто строил Питер, не были дураками. В этом свете серые громады становятся легкими. Парят над каналами. Как будто город спит, и сам себе снится.
Я посмотрела на дома. И увидела дома, которые стоят на старом, с рытвинами асфальте.
А ночью шел дождь. Он шел всю ночь и все утро. Мама опять побежала с кем-то встречаться, а я осталась дома. Потом я пошла на улицу и долго гуляла под дождем. Пока не промокла. До ниточки. Мокрые пряди прилипли к лицу, и вода с них стекала прямо в рот. У нее не было вкуса. Даже промокшая, я все равно продолжала гулять. Пока не почувствовала холод.
Я вернулась домой. Сначала я не хотела переодеваться. Но ходить в мокрой одежде, и оставлять за собой лужи и мокрые пятна, было совсем неприятно. Я переоделась и пошла на кухню.
На кухне на окнах не было занавесок. Я открыла окно настежь, обе створки. И села напротив. Казалось, что дождь идет прямо в кухне. Маленький белый стол стоял прямо вплотную к окну и брызги от капель, разбившихся о подоконник, попадали мне в лицо.
Я сидела на чужой кухне совсем одна и смотрела на дождь. Я дышала этим дождем. Я смотрела на город сквозь этот дождь. И вдруг раздался колокольный звон. Это в Никольском соборе звали к вечерне. Я сидела на кухне, смотрела на дождь и слушала этот звон. И мне показалось, что он не плывет над городом, как это бывает обычно, а колоколам приходиться проталкивать каждый звук в густом, наполненном дождем воздухе. И сам звон был густым и тяжелым. Он вместе с каплями дождя падал на землю. И я услышала, как он разбился о подоконник. А потом я услышала и звук дождя. И звон проезжающих трамваев. И голоса, и щебет воробьев, и шелест шин по лужам, и возгласы обрызганных людей. И над всем этим, тяжело, как глухие удары сердца, пульсировал колокольный звон. А потом я увидела, что на столе, в обыкновенном стеклянном стакане стоит букетик душистого горошка. Белые цветы, синие, ярко розовые, фиолетовые до черноты, бордовые, а среди них пару оранжевых цветов календулы и три василька. Все это составляло контраст тому серому дождю, который наполнил все пространство вокруг меня.
Наверное кто-то подарил маме этот букет, а я и не заметила. За окном шел дождь. Букет стоял на столе. Два темно фиолетовых лепестка душистого горошка упали на белый стол. Я смотрела на эти лепестки, и мне показалось, что я сижу не в Питере, в чужой квартире, а в открытом кафе, где-нибудь в Париже. я никогда не была в Париже, но мне показалось, что именно так должно пахнуть в открытом кафе - дождем и душистым горошком. И в этот момент я поняла, что мне теперь все равно, увижу ли я когда-нибудь его короткостриженный затылок, или нет, но вернувшись в Москву, я спокойно пройду мимо той скамейки.
Я сидела и слушала дождь. И мир. И звон трамваев.
* * *
Оригинал взят у ilve87 в Очень важный пост!
Друзья, знакомые, и незнакомые! очень прошу сделать перепост! От этого зависит судьба человека!

На самом деле, этот пост надо было написать еще два месяца назад. Но мы тянули, надеясь на то, что все обойдется.
Нашего друга, Олега Леонтьева, блогера, журналиста и просто хорошего и порядочного человека вот уже почти три месяца держат в СИЗО. Его подозревают в «совершении развратных действий в отношении несовершеннолетней». А конкретно – следователи СК обвиняют человека в том, что он продемонстрировал гениталии 11-летней девочке в лифте его собственного дома.

Преступление произошло17 декабря в 14 часов – в этот день Олег находился по служебным обязанностям на пикете у здания мэрии (в тот момент он работал в РИА Новости). Лично я видел Олега на этом пикете, так как был там же.

До митинга Олег перевозил в квартиру мебель со своим приятелем. Его версия подтвердилась, притом не только доказательствами вроде свидетельских показаний друга и присутствовавшей в квартире домохозяйки, но и объективно зафиксированными: фото- и видеосъемкой с пикета. Съемку делали сотрудники отдела «Э», которые бывают на каждом митинге, и снимают лица всех присутствующих крупным планом.

На следующий день после митинга к Олегу пришли из полиции, сказали, что в их доме произошла квартирная кража, взяли объяснение, чем он занимался в 14 часов дня. Он все и рассказал. И забыл.
А 19 февраля его вызвали в СК, якобы выступить свидетелем по какому-то делу. Он пришел, и из СК не вышел – отправился в ИВС, а оттуда по решению суда – в СИЗО.

Мы, бывшие на пикете, выступили свидетелями. Сообщили что в 14 часов, когда было совершено преступление, Олег был рядом с нами. Тогда следователь просто «изменил» время преступления, отодвинув его на полчаса назад.

Впрочем, это еще куда ни шло - потерпевшая не настаивала на точности времени. Судя по описаниям девочки и составленному фотороботу, у извращенца был светлый пуховик, угревая сыпь на лице и черные волосы.
Оперативники не обнаружили у Олега в квартире ни светлого пуховика, ни более весомых доказательств - вроде детской порнографии или других улик, свидетельствующих о порочных «увлечениях». И самое главное: в последние месяцы светло-русый Олег стригся почти «под ноль», и прыщей у него не было.
Мы представили доказательства этого, в виде фотографий.

Но самое интересное началось тогда, когда  девочка заявила  родителям – что напал на нее не Олег, мол это не он!
Казалось бы – конец уголовному делу. Но этого следователям оказалось мало. Они просто скрыли этот факт на суде по мере пресечения.

Сейчас мама Олега, Евгения Леонтьева дозвонилась до Бастрыкина, главы СК. И он взял дело на свой личный контроль. Уже сменили следователя: до этого момента дело вел 21-летний юнец, который только вышел на работу после университета.

Сейчас нужно максимально широко распространить информацию об Олеге. Ведь от этого зависит, будет ли Олег на свободе, или его признают очередным педофилом для статистики. А настоящий урод будет гулять на свободе.



* * *
Оригинал взят у lvoropaeva в Мамочка)



* * *
Оригинал взят у _niece в Несчастье
Дорогие мои, у нас беда, большая беда. Вот первая новость, и еще, наверное будут - НТВ мне в ночи звонило всякое. Вчера около восьми вечера на Михаила Шульмана bars_of_cage, председателя ТСЖ Рождественский бульвар 10/7 напали во дворе дома трое, и теперь он в нейрохирургической реанимации - говорят, сотрясение и гематомы мозга, семь ран на голове зашили, и есть переломы черепных костей, но вроде неглубокие. Операцию решили не делать до завтра - которое уже сегодня - пока справляются медикаментозно, а завтра - сегодня - будут глядеть, а он спит. За ночь, говорят, отрицательной динамики нет, состояние тяжелое, стабильное, в сознании.

Мотивы в нашем случае такие ясные, что и перечислять не нужно - смотрите его верхний пост, дела ТСЖ, тяжбу о возвращении украденного общего имущества, и все последние политические записи, а вот то подразделение Наших, которое нами занимается. Трое у подъезда под видеокамерой, узнаваемый стиль. Недавно ТСЖ удалось выиграть гражданский иск о возвращении захваченного рейдерами чердака в общее имущество - а каждая судебная победа всегда сопровождался силовыми акциями - как когда машину сожгли и когда на них с Ларисой прошлый раз напали. Но сейчас все гораздо серьезней - и последние успехи, и реакция.

Это-то все понятно, но - в понедельник я ему мальчика родила, а в четверг ему голову проломили, какое-то дурное кино. И не надо специально ездить ни на какую войну или чечню, а просто лежать дома с ноутбуком, а он отошел на часик в соседнее здание по хозяйственному делу, а через час как раз я услышала крики и выбежала из подъезда, и встретила его, и мы вместе с ним поднялись. И в той же самой ванной я сидела с ним на полу, кровь стекала в ванну, и звонила во всякие службы, и разговаривала с ним, чтобы он не отключался, и он говорил со мной все время, путаясь в словах и переходя порой на немецкий, но ясным голосом, и не терял сознание ни на мгновение. Когда ждешь и не можешь сразу дозвониться, кажется, что едут целую вечность, но они бысто приехали, все скорые и милиции, в течение получаса. А на кровати ребеночек лежит, мурлычет, а второй ребеночек с няней с рисования возвращается. Имя мальчику придумывали-придумывали, так и не придумали, об этом последнем конечно, говорили. Я даже ведь поехать с ним на скорой не могла потому что - потому что. По лестнице он сам спускался с врачами, и все время говорил, что он все понимает, я с ними вышла, и он с каталки сказал мне - Китичек, холодно - тем увещевающим голосом, каким он говорит, когда хочет быть строгим. Лариса с ним поехала и сейчас она там, ее оставили ночевать.

Люди, дорогие граждане, сапиенсы, гуманоидное население планеты земля - этого ведь не должно быть. Я знаю, он будет бороться изо всех своих сил, он меня не оставит. Он мне обещал прожить со мной сорок лет, а пока прошло только четыре года с половиной. И даже если не про меня - у деток не может быть такое в начале биографии, это невозможно.

UPDATE: чем помочь, спрашивают.

1. публичностью - в любой форме, перепостами или медийными возможностями

2. медицинскими связями - пока перемещать его нельзя, но можно повлиять на врачей, чтобы отнеслись внимательно - хотя я верю, что они и так делают должное. Об этом лучше писать мне лично по имеющимся адресам.


* * *
Перед новым годом жизнь становится тяжелой. Не в смысле невыносимой, а вязкой, плотной, все переживания наваливаются с новой силой, все сомнения становятся выпуклыми и злыми, вся неуверенность в себе становится непреодолимой, а завтрашний день пугающим.
* * *
* * *
Наступил ноябрь. Обычно в этом месяце у меня начинается депра. Она живет со мной до нового года, а то и дольше, а потом ухолит, попрощавшись до новых встреч. Вот и сейчас, чувствую, что она уже здесь. Прошлый год "проскочила" на постоянный перелетах, переездах, вестивалях и т.д. Сейчас хочется остановиться и спокойно, осмысленно делать. Но, этого хочется мне в самолетах, а как только я останавливаюсь у меня возникает панический страх, сходный с синдромом отмены, что эта "вечная дорога" закончится. Наркомания своего рода. Адреналиновая наркомания. Вот и сейчас. Второй день дома. А уже депрессия маячит на пороге, спрашивает, можно ли войти?
Вот как жить? Вроде люблю и дочь и мужа, а так и не научилась быть рядом с ними счастливой.
* * *
Я здесь так редко бываю, что даже непривычно писать. Ну, здравствуйте, что ли. . .
Я попробую вернуться.
* * *
В Одессе так тепло и такое синее море, что хочеться здесь прожить зиму. Не пережить, как обычно получается, перебегая из машины в помещение и обратно, а прожить, любуясь морем, красивыми людьми, слушая по утрам звон колоколов, обедая в Компоте. И, может быть, я позволила бы себе, наконец, аристократическую роскошь, и, забыв о хлебе насущном, занялась тем, о чем давно мечтаю. . .
Не скажу.
А вдруг еще удастся.
* * *
Я живу в государстве, в основе управления которым, лежит ложь.
Такая ложь, которую давно никто не скрывает. Как могут появляться все эти новости? Кто за кого кого просит поддержать? Неужели людям нужна эта ложь? Зачем делать вид? Да ебитесь вы конем. Выбирайте друг друга, переназначайте, переставляйте местами, ратируйте, бойтесь за жопы, но перестаньте делать вид, что у нас в обществе возможен диалог и дискуссия. Какой-то дурной спектакль с плохо написаным текстом. За то по телеку сплошной "прямой эфир" и "поединки". Неужели в эти поединки кто-то вслушивается? Или они нужны для такого своеобразного фона. Включили вечером телек, делами занимаемся, а там, фоном, вроде как свобода слова, демократия, спор. Каждый может высказаться. И у человека, вроде как создается ощущение, что в обществе что-то бодро происходит. Это ко мне мама приехала. Четыре месяца назад. Она телевизор смотрит. Точнее, он у нее фоном работает. А я дома перелом лечу. До тех пор, пока я не поучаствовала у Зеленского в "прямом эфире", который недели через две показали, мама была уверена, что это прямой эфир. А, ведь, телек, газеты, интернет-новости, программы о "здоровье", фильмы-сериалы, это большая часть жизни большенства людей.
Год назад я думала как и куда уехать. Теперь думаю, что могу не успеть.
* * *

Previous