Julia Aug (juliaaug) wrote,
Julia Aug
juliaaug

Categories:

Данечка

Совсем перестала писать. Отделываюсь фотографиями Венеции. У меня молчаливость душевная. Грустная такая молчаливость. Радости настоящей мало в жизни, вот и молчу. Я когда прилетела из Венеции, только успела телефон включить, позвонила мама. И, пока я получала багаж, долго рассказывала плача, какой ужас ей пришлось пережить. У мамы на руках умерла её любимая соба. Мальчик Данечка. Он не дожил полтора месяца до семнадцати лет. Вы скажете, это срок. Конечно срок. Он уже был и слепым, и глухим, и ножки у него болели. Но, с тех пор, как я увезла Полину в Москву, это был единственный человек, с которым мама могла поговорить. Жили они вместе 14 лет. Это я его завела, ещё в Питере, а потом привезла моим стареньким родителям, потому, что меня не хотели с ним селить на съёмные квартиры. Они с мамой полюбили друг друга сразу. Дошло до того, что он садился возле её ног, и никого не подпускал. Мама очень гордилась. Мы с папой смеялись, а Данечка рычал «аки лев», хотя никого никогда не укусил в своей жизни. Но рычать он умел! А ещё Данечка умел чувствовать боль. Когда кто-нибудь болел, он приходил и клал морду на край кровати и стоял часами, давая понять «я с тобой». Данечка мог бы быть прекрасным отцом, но своих детей у него не было, за то котят кошки Муськи он собирал по всей квартире, вытаскивал из всех щелей, относил в коробку, и охранял. Очень переживал, когда они расползались. А ещё Данечка умел быть ласковым и благодарным. Пять лет назад мама вытащила его с того света. Вылечила, выходила. Буквально на руках. С тех пор он вообще никого кроме неё не воспринимал. Приезжали мы с Полной, он радовался нам, лаял, вилял хвостом, лизал руки, но наступала ночь, и он уходил спать только к маме. Сворачивался клубочком у её кровати, морду клал на тапочки, и засыпал. Ночью часто просыпался, проверял, есть ли мама, никуда не делась? Проверив, засыпал снова.
Он умирал тяжело. Утром у него из горла пошла кровь. Мама говорит, он кричал как человек. Все номера ветклиник и частных врачей, которые я ей оставила, устарели. Мама позвонила моей подруге Юле, и она нашла телефон врача-ветеринара, который согласился приехать. Но, пока мама звонила, и пока Юля искала, и пока врач ехал, Даня почти истёк кровью и всё время кричал. Когда врач приехала, она сначала сделала обезболивающий укол, и Данечка сразу же успокоился. Но кровь продолжала идти горлом. Ничего сделать уже было нельзя. И врач начала искать вену, чтобы сделать усыпляющий укол. Но крови в нём осталось так мало, что вену удалось найти не сразу. А потом, он свернулся калачиком и начал засыпать. И, пока совсем не уснул, мама гладила его, а он изредка открывал слепые глаза, и пытался ткнуться носом в мамину руку. А потом он уснул.
Похоронить его помогли маме те самые «Идущие следом». Помните фотографии друзей Полины? И ещё один человек – Егор. Я очень долго было сердита на него, но теперь простила совсем. Пусть ему будет счастье. И, конечно Юля. Они закопали Данечку на 12том километре по Усть-Наровской дороге, и выложили могилу камнями, чтобы её можно было найти, и чтобы мама могла его навещать. Теперь мама осталась в Эстонии совсем одна. Юля её навещает, я звоню каждый день, а она рассказывает мне, как слышит Данечку. Она слышит, как он ходит, как он вздыхает. А ещё она просыпается каждое утро и думает, что надо встать поскорей и накормить его. Рассказывает, и плачет. Он умер 25 января. Прошло десять дней, а мамочка всё плачет.
Данечка
Эту фоту сделала Полина три года назад. Данечке было 14 лет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →